АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ

«Стремление выжать из всего прибыль омрачает радость от общения с людьми»

Феи онкоцентра

Они называют себя феями и выполняют самые заветные желания детей. На сегодняшний день их больше десяти человек: дизайнеры интерьеров, парикмахеры, бухгалтеры и другие. У них не получилось привезти девочку в Диснейленд, но они устроили парк развлечений в сером Петербурге. Это была бы сказка с хорошим концом, если бы не одно «но»: часто феи приходят к детям с онкологическими заболеваниями в терминальной стадии. И это достаточно тяжелый опыт.

Елену Шевченко в благотворительный проект привел личный опыт, как и большинство людей, занимающихся помощью. Несколько лет назад от рака умерла ее мама, она лечилась в поселке Песочный Ленинградской области, но болезнь оказалась сильнее. Пару лет у Лены ушло на то, чтобы перестать винить врачей, обстоятельства, судьбу, принять факт ухода и понять, что она хочет помогать людям в схожих обстоятельствах. Так Лена оказалась в детском онкоцентре НИИ онкологии имени Н.Н. Петрова.

– Почему дети? Мне хочется хотя бы для них продлить радость, – рассказывает Елена. – Я видела детей, которые потом ушли. Дарила им подарки. Я всех их помню, по сей день пишу записки об их упокоении, когда хожу в храм.
Сначала Елена пробовала все организовывать сама, потом привлекла к проекту сестер, те – своих подруг и знакомых и т.д. Когда на 8 Марта прошлого года феи решили устроить день красоты для мам маленьких пациентов, на их призыв откликнулись несколько парикмахеров сети салонов «Виктория», и теперь они тоже носят звание фей. Среди участников проекта также есть мастера маникюра и косметологи, сотрудник налоговой, юрист, сомелье, медик, строитель, домохозяйки, – показательный срез общества.
Елена подчеркивает, что этот благотворительный проект – не фонд, они не собирают средства у широких масс, а действуют только своими силами. А с недавнего времени – и с помощью окружающих.

– В этом году в НИИ Петрова было девять детей, которые попросили дорогие подарки, – рассказывает Елена. – В прошлом заказывали два айпада, и мы смогли приобрести их сами. На Новый год-2020 дети попросили три айпада, остальное – телефоны, айфоны. Слава богу, ребята не писали конкретную модель, и мы всем покупали 8-е. Приобрести их самостоятельно для нас было тяжело. Я стала выставлять в инстаграм письма с пожеланиями детей, и к нам присоединились незнакомые жертвователи: две девушки купили iPhone, еще несколько – телефоны Samsung.
Понятно, что дети заказывают технику не из соображений моды: когда постоянно лежишь после курсов химиотерапии, не каждую игрушку или гаджет можно взять в кровать. А вообще мечты у них – самые разные. Очень часто осуществлять их надо быстро, и деньги собирать тоже быстро, потому что времени не много.
Елена вспоминает Сашу, с которого начался инстаграм сообщества (www.instagram.com/fei_spb): у 15-летнего парня была мечта – попасть на Эльбрус. «Мы не успевали собрать всю сумму, на неделю нам требовалось 124 тысячи рублей, с учетом того, что Саша не мог долго передвигаться сам, и постоянно нужна была машина, – рассказывает Елена. – Я собрала часть, мы сразу оплатили билеты и проживание, а остальные деньги по чуть-чуть отсылали родителям по ходу поездки».

К тому, что дети уходят, и это может случиться быстро, привыкнуть нельзя. «Каждый раз я думаю: как же так? Он ведь совсем недавно бегал, ездил с нами в «Озорные белки»? Проходит два месяца – и ребенок в коме».
Кроме поездок в веревочный парк, подарков на Новый год, День защиты детей и дни рождения феи проводят мастер-классы, привозят в онкоцентр свежие фрукты, воду, уходовые средства, организуют встречи детей с теми, кто им интересен. Егор пришел на кухню «Банщиков», шеф Станислав Левохо делился с ним тонкостями профессии. В гости к Владу, в палату, заглянул «Молодой миллионер 2017» Дмитрий Грохольский.

3% от каждого объекта, который сдает Atelier décor Spb, Елена Шевченко переводит на нужды детей и их мам. У некоторых из своих заказчиков она спрашивает, можно ли отметить, что небольшой процент от этой работы пошел на помощь детям. В основном все соглашаются. Но, скажем, известная петербургская певица сказала: «Заплатите мне 30 тысяч рублей и разместите». Она на это предложение посмотрела как на рекламу.
Многие из подопечных приезжие, средств не хватает на элементарные вещи: одежду, реабилитацию, кровать (чтобы ребенок не спал в одной с мамой) и даже продукты. В больнице также существует постоянная потребность в бинтах, шприцах, памперсах, и с ними также помогают феи.

– В первый год я не могла подняться к детям на отделение, – рассказывает Елена, – мне было тяжело их видеть. И я просто привозила игрушки и отдавала их через персонал. А через год поняла, что хочу сделать что-то более масштабное. Мы решили устроить Новый год, с Дедом Морозом, Снегурочкой, подарками. И попросили детей написать письма дедушке. Все письма по сей день хранятся у меня, я не могу их выкинуть, настолько они красивы.

В прошлом году они не смогли исполнить только одно желание: отвезти Соню в Диснейленд. Туроператоры готовы были отправить семью на три дня в парк развлечений за 350 тысяч рублей. «Я позвонила маме Сони и сказала, что мы можем оплатить поездку, – рассказывает Елена. – Она сказала, что если бы не позвонили мы, она через пару часов оформила бы кредит. Им очень быстро сделали визы. Но врачи не разрешили лететь, сказали, что девочка умрет прямо на борту. И мы приняли решение устроить весь Диснейленд в Петербурге».
Соня очень любила Джека Воробья и в парке хотела побывать на его корабле. Лена позвонила в клуб и ресторан на кораблях, аренда которых на тот момент стоила около 300 тысяч рублей. В итоге учредитель «Летучего голландца» Вадим Финкельштейн подарил феям аренду зала. Потом Лена нашла очень аутентичного Джека Воробья («за два дня я столько их навидалась, что поняла, что сама могу быть Джеком Воробьем»). На праздник позвали сониных друзей из онкоцентра, приехала крестная девочки из Москвы. Заказали торт, шары, наняли Микки Маусов, чтобы создать атмосферу Диснейленда. «Девочке купили белое платье, туфли и косынку, – вспоминает Лена. – Соня не смогла их надеть, потому что не было сил. Они пробыли часа полтора в «Летучем голландце», и на следующий день девочка сказала, что это был лучший праздник в ее жизни».
Когда в Песочном стали устраивать мастер-классы, название «Феи» окончательно закрепилось. «Невозможно было писать «Лена», а на фей точно пойдут», – говорит Елена Шевченко.

Вообще, умение что-то делать руками приносит свои неожиданные плоды. На странице @fei_spb можно увидеть симпатичные, вязаные крючком игрушки, которые изготавливают сами дети. Их можно купить за любую сумму, деньги вернутся маленьким пациентам. Был случай, когда незнакомый москвич купил крошечную мышку за 10 тысяч рублей.

На страницу проекта подписываются разные люди. В том числе и дизайнеры, с которыми работает ателье Елены Шевченко. Они участвуют в сборах средств на подарки и уходовые материалы, репостят публикации. И конечно, феи надеются привлечь к своей инициативе как можно больше представителей бизнеса. Ведь возможность побыть волшебником стоит дороже, чем сухие цифры прибыли.
© Наталья Лавринович

Заявка на персональные страницы