АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ

«Стремление выжать из всего прибыль омрачает радость от общения с людьми»

Александр Малич: «Лечим культурой»

Продолжаем нашу дискуссию о влиянии на бизнес форс-мажорных обстоятельств и о том, как переживают нынешнюю ситуацию пандемии коронавирусной инфекции представители разных областей деятельности. Наш сегодняшний собеседник — генеральный продюсер Новой сцены Александринского театра Александр Малич:

– С 21 марта весь Александринский театр переехал в онлайн-формат. Расписание трансляций висит на сайте театра и в социальных сетях, это 24 спектакля, концерты, лекции и т.д. Это не запись, а в прямом смысле слова театр online – артисты в заранее обозначенное время выходят на сцену, играют спектакль и после этого уходят. Это прямой эфир.

Из оборудования у нас имеется передвижная телевизионная станция, ведется многокамерная съемка. Александринский театр неплохо оснащен, мы, наверное, единственный театр в Петербурге, у которого есть собственный аппаратный системный блок – то, что в простонародье и на телевидении называется студией. Вещание мы осуществляем силами медиацентра, то оборудование, которого не хватает, берем в аренду.

Я не могу сказать, какова общая сумма, которую потерял театр за этот март-апрель. Совершенно очевидно, что Александринка, как и другие театры, теперь не получает ни копейки от продажи билетов. Выход в офлайн зависит не от нас, до 30 апреля мы планируем работать в режиме онлайн-трансляций. Ожидаем ли мы, что после этого народ хлынет в театр? Наверное, это иллюзия, и театры не сразу наполнятся зрителями. Хотя, кто знает?

Еще важный момент. Александринский театр, в отличие от других, выходит не только в интернет. Поскольку мы делаем трансляции в сотрудничестве со спутниковым оператором «Триколор», мы еще выходим в телевизионный эфир. для 40 миллионов абонентов «Триколора» совершенно бесплатно показываем спектакли театра – впрочем, все наши онлайн-трансляции на разных платформах, конечно же, бесплатны. Мы тем самым выполняем свое настоящее предназначение, лечим культурой. Александринский театр имеет такую возможность, а кто-то не имеет, и деньги, собираемые онлайн-трансляцией – может быть, единственная возможность заплатить зарплату сотрудникам, оплатить коммунальные платежи и т.д.
Мы все в очень тяжелой ситуации. И конечно, онлайн-бум, который сейчас происходит, – не от хорошей жизни. Нельзя сказать, что артисты счастливо играют при пустом зале. Театр – это когда артист на сцене, а зрители в зале, и между ними происходит это волшебство и магия. Онлайн – просто способ как-то преодолеть кризис.
Я думаю, что после этого люди не перестанут ходить в театры, думаю, случится наоборот. Допускаю, что многие – особенно не в Петербурге и Москве, а отдаленных поселениях, – с удовольствием посмотрят трансляции. Что касается театральной аудитории, то после трансляции «Маузер» Теодороса Терзопулоса появилось очень много отзывов от людей, которые говорят: «Обязательно придем посмотреть живьем».

Заявка на персональные страницы