АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ

«Стремление выжать из всего прибыль омрачает радость от общения с людьми»

Владимир Захматов, сооснователь ООО «Зола»

Мир вступил в эпоху регулярных катастроф с массовым уничтожением природы. Длительные лесные пожары прошлым летом стали настоящим бедствием в Сибири, а совсем недавно опустошили от лесов целый континент – Австралию. Сибирские пожары 2019-го стали самыми масштабными за всю историю наблюдений – сгорело более 13 миллионов гектаров леса, экономический ущерб составил почти 15 миллиардов рублей. Ученый с мировым именем, один из основателей ООО «Зола», рассказал ЧД о технологиях пожаротушения, создававшихся еще в Советском Союзе и усовершенствованных в настоящее время. Как совместить в единое целое и эффективность бизнеса, и решение масштабных экологических проблем, и интересы всей страны? Владимир Захматов уверен, что это абсолютно реально.

– Минувший год показал, что в России техника по борьбе с лесными пожарами оказывается совершенно неэффективной. Можно ли назвать ее современной, если до сих пор используются технологии, которые были созданы больше 30 лет назад?

– Уже более 30 лет говорят, что традиционная техника не тушит эффективно лесные пожары, и что толку? Все обращения ученых и конструкторов отвергаются. Зато миллионы рублей ежегодно выделяют на бесконечные исследования того, как развиваются лесные пожары, что не имеет никакого реально ощутимого практического результата для их тушения. Строятся бесконечные математические модели, как заставить современную пожарную технику работать лучше, хотя на практике это невозможно реализовать. Дошло до разработки токсичных и дорогих огнетушащих составов, не только не спасающих лес, но и отравляющих природу. С каждым годом и каждым новым лесным пожаром все больше людей начинают понимать необходимость создания и применения новых методов тушения. Пожары ежегодно становятся все более масштабными – увеличивается скорость их распространения, температура пламени. Традиционные направления развития методов и техники тушения основаны на увеличении мощности подачи огнетушащих составов и создании новых составов с повышенной химической активностью. Результат – малая эффективность тушения, большой расход составов, приводящий к отравлению почвы. Вода – это самое эффективное огнетушащее средство, и это нормально, что она используется при тушении. Но не в таком виде, как это происходит сейчас. При нынешней технике подачи вода не доставляется туда, где она нужна. Ее уносит ветер, плюс еще накладывается скорость самого самолета или вертолета, с которого происходит тушение, много воды тратится на взаимодействие с дымом и пламенем – но это не то, что прекращает пожар. Для его тушения необходимо воздействие непосредственно на зону горения и на зону подготовки горения.

– А существует альтернатива?

– Да, причем уже много лет. Разработанные технологии пожаротушения, в создании которых я принимал непосредственное участие, начались еще во времена СССР, они позволяют увеличить эффективность этой работы на несколько порядков. В теории для полного тушения одного квадратного метра горящей древесины требуется всего 100 граммов воды, но при условии ее тонкого распыления на мелкие, микронные капли и равномерного их распределения по площади и глубине обугленной или раскаленной поверхности. Главная причина того, что пожарная техника сегодня не справляется, – несопоставимость масштабов тушения и мощности горения. Мы можем за несколько секунд устранить эту разницу. На сегодняшнем этапе развития техники распыления составов мы можем реализовать эту новую технологию тушения с помощью распыла воды и огнетушащих составов направленным взрывом или распылом из стволов. При этом мы впервые можем создать газокапельные шквалы, которые в природе бывают только на море и создаются сильными внезапными порывами ветра, срывающего и распыляющего верхушки волн. Шквал – это туча мелких капель, налетающая с высокой скоростью на корабль: за секунду или две он способен промочить всю площадь парусов и одежду моряка до нитки, даже если он в тяжелой робе, вроде бы хорошо защищающей от сырости. Аналогична ситуация с распылом песка, грунта, пыли, порошка – в результате использования этой технологии получается локальная пылевая буря, мгновенно заползающая во все даже узкие отверстия, поры и обеспечивающая быстрое тушение. Меня в прошлом году вновь приглашали в Грецию, где я уже не первый раз консультировал местных специалистов по тушению лесных пожаров. И там я в очередной раз доказывал, что бесполезно заливать пожар с высоты 300–500 метров, этим ничего не добиться. К сожалению, в нашей стране аналогичная ситуация, и КПД применяемой сегодня техники пожаротушения составляет от силы два процента. Тратятся огромные средства и человеческие ресурсы, но в результате действия огня по-прежнему исчезают целые поселки и миллионы гектаров леса.

– Если мы говорим о том, что затраты на тушение при сегодняшней технологии эффективны лишь на 2%, то получается, что люди, которые закладывают в бюджет соответствующие расходы, принимают, что 98% этих средств уходит в никуда?

– Видимо, так оно и есть, и в масштабах страны это огромные суммы, которые «вылетают через кабинетные трубы».

– И каким был бы КПД при внедрении предлагаемых вашей компанией технологий?

– Не менее 50%, а то и выше.

– Два процента и 50 – это невероятная разница. Даже навскидку понятно, что стоимость внедрения технологии в такой ситуации в сотни раз дешевле, чем экономическая эффективность, которая будет получена уже в первый год.

– Приведу конкретный пример. В 2010 году я был приглашен правительством Израиля. У них в стране случился первый крупный пожар в фактически единственном в стране лесу, расположенном на плато. Лес рукотворный, природных в этой стране почти нет, его создавали в течение 300–350 лет. И приехав туда, я увидел самое дорогое пожаротушение в мире. Размеры этого леса, по нашим масштабам, просто ничтожны – всего-навсего 11–12 тысяч гектаров. И над этим пятачком в небе одновременно висели 20–25 самолетов и вертолетов – начиная от двух «Боингов», которые поднимали в воздух и сливали от 30 до 40 тонн воды. Меня там уже знали, мне быстро выделили команду, и нам удалось быстро и эффективно решить проблему, сэкономив огромное количество средств.

– К вам обращаются из Греции, из Израиля… А что в России?

– Я бы сказал, что тут, скорее, все происходит даже наоборот. В прошлом году я выступал в Москве на крупной выставке, на которой присутствовало руководство МЧС, и все происходило в рамках специальной сессии по новым технологиям. Это был май, и пожары в Сибири уже вовсю горели. Я рассказывал о своем опыте работы по тушению лесных пожаров, причем многие из присутствовавших слышали это не в первый раз, так как давно меня знают, и закончил тем, что прошу разрешения направить меня в виде консультанта на борьбу с этой стихией. А там уже по обстановке: удастся применить наши технологии – хорошо, не удастся – пусть так. Однако это предложение так ни к чему конкретному и не привело.

 – Я правильно понимаю, что когда мы говорим о предлагаемых вашей компанией технологиях, речь идет о разработках, создание которых началось с вашим участием еще во времена Советского Союза?

– Да, одно из первых внедрений – это мини-огнетушитель, который мы создали к московской Олимпиаде-1980. Он был незаметен на человеке, даже когда тот был одет в легкую рубашку и летние брюки, и быстрым распылением огнетушащего порошка мог мгновенно сбивать пламя с горящего человека или с его одежды. Такой огнетушитель весил около половины килограмма, и использовали их оперативные сотрудники, которые находились в толпе, ведь тогда очень опасались случавшихся в ту пору самосожжений в знак протеста. Этих огнетушителей мы выпустили тогда около 10 тысяч штук. Затем был реализован другой проект, и были выпущены более 30 пожарных танков моей конструкции, которые прошли все испытания. А окончательный сдвиг в отношении к этой проблеме произошел после Чернобыля, в ликвидации последствий которого я принимал участие. Там впервые был использован предложенный мной авиационный водяной контейнер (водяная «бомба»), который на сегодня модернизирован и является высокоточным. – Получается, что с 80-х годов прошлого века существуют эффективные технологии пожаротушения – от миниатюрных огнетушителей до пожарных танков и высокоточных авиационных контейнеров, но в нашей стране они почему-то до сих пор не используются. Есть этому объяснение? – В СССР все, что было связано с пожаротушением, очень хорошо развивалось, и с распадом страны все по инерции еще несколько лет продолжалось, но потом серьезное отношение к этим проблемам на уровне государства исчезло. Тем не менее, мы продолжаем наши разработки, усовершенствуем их. Тот же мини-огнетушитель, который тушит человека в горящей одежде, мы теперь модернизировали в мини-распылитель – РПЖ-0,3 (распылитель пиротехнический жидкостной – 0,3), и используем его на основе тонко распыленной воды – это почти нанотехнологии. Или еще один вид наших разработок – это первая в мире технология, которая позволяет тушить лесной пожар специальными авиационными контейнерами с помощью грунта, грязи, песка или природной воды любой степени загрязненности. В них для пожаротушения также применяются высокоточные технологии, потому что при взрыве они дробят содержимое на капли воды микронных размеров, достигая за счет этого максимального эффекта. Использование контейнеров необходимо не только, когда пожар уже развился, но и в качестве локализации отдельных очагов горения, еще не переросших в масштабное бедствие. Сейчас спутники могут фиксировать даже небольшие очаги, и с того момента, как от этой стадии все переходит в большой пожар, проходит не менее шести часов. Это время необходимо использовать в свою пользу, и если в тот момент пожарный сядет на мотоцикл или багги, то в пределах 100 километров он доедет быстрее, чем вертолет получит разрешение на взлет. В такой ситуации, используя одну из наших разработок, можно очень эффективно бороться с небольшими возгораниями, предотвращая большой пожар. Именно такое изделие было создано мной, но, к сожалению, изготовление опытного образца стало возможным только за границей, в Эстонии. Все созданные нами изделия и оборудование запатентованы и имеют всю конструкторско-техническую документацию. На сегодняшний день мы предприняли несколько попыток заинтересовать своими разработками и опытом многие министерства и ведомства РФ, даже обращались в «Ростех», но, судя по всему, наши изделия пока не представляют интереса для государства, а жаль! Использование наших средств возможно практически во всех областях жизнедеятельности человека: в горной и добывающей промышленности, в нефтегазовой отрасли, в подводных и летательных аппаратах, в военно-промышленном комплексе, на транспорте и многих других. Только благодаря некоторым по-настоящему дальновидным и понимающим проблему руководителям заводов нам удается воплощение малой толики наших идей. Очевидно, что реализация даже малой части наших разработок требует существенной финансовой и производственной поддержки. Не- обходимо оборудование для изготовления опытного образца, его документирование, конструкторское оформление, закупка расходных материалов, испытания, сертификация, оценка промышленного производства и многое другое. Согласитесь, что без помощи со стороны решение таких задач своими силами весьма проблематично.

 

ОПАСНОСТЬ МАСШТАБНЫХ ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ СНОВА БУДЕТ НЕВЕРОЯТНО ВЕЛИКА, И В XXI ВЕКЕ ПОРА УЖЕ НАУЧИТЬСЯ БОРОТЬСЯ СО СТИХИЕЙ ПРИ ПОМОЩИ ТЕХНОЛОГИЙ, КОТОРЫЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО РАБОТАЮТ

 

– Какими разработками вы заняты прямо сейчас и как планируете дальнейшее развитие вашей компании?

– Когда мы с партнером учредили компанию «Зола» и начали работать, то планировали в первую очередь быстро организовать производство модернизированного нами мини-огнетушителя (РПЖ-0,3), аналог которого в Советском Союзе сделали за три месяца. Ведь отсутствие именно такой системы быстрого и безопасного тушения горящего человека очень остро проявилось в родной мне Украине, когда на Майдане горели люди. В России мы занимаемся этим уже два года, и только недавно на базе одного из заводов собрали опытную партию. Сейчас мы ведем переговоры о подготовке другого опытного образца (многоствольного модуля) – на основе мобильной передвижной платформы с площадью тушения около двух тысяч квадратных метров за 1,5 – 3 секунды. Этот модуль будет способен тушить и газовые фонтаны, и розливы нефти. Рассчитываем, что при благоприятных условиях уже в мае текущего года проведем полноценные испытания и сможем предложить изделие к промышленному производству, однако очень важен спрос, нужность нашей работы.

– То есть определяющим моментом может стать ситуация, когда какой-то министр, увидев преимущества подобных технологий, стукнет кулаком по столу и спросит: «А почему у нас этого до сих пор нет? Немедленно организовать производство!»

– Наверное, да. Но, скорее всего, решение министра просто не родится или завязнет в бюрократических болотах. Представьте: необходимо получить вводную информацию о компании, проверить ее на благонадежность, уточнить персоналии, запросить статистические отчеты по направлению, создать комиссию при министерстве или запросить всю документацию для таковой об объекте обсуждения, пригласить компетентных специалистов, вынести замечания по результатам обсуждения, и так далее. Я думаю, что до конкретной реализации просто не дойдет, не говоря уже о выделении каких-то средств. Уверены, что нам удастся заинтересовать крупные коммерческие предприятия страны, например, газовые, нефтяные или транспортные. Также считаем, что наши системы могут быть использованы и специальными службами и ведомствами Росгвардии, МВД или Министерства обороны РФ. Мы убеждены, что наши средства по тушению огня высокоэффективны и, безусловно, будут востребованы не только в России, но и по всему миру. Надо помнить, что приближается очередное лето, опасность масштабных лесных пожаров снова будет невероятно велика, и в XXI веке пора уже научиться бороться со стихией при помощи технологий, которые действительно работают.

 

Заявка на персональные страницы