АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ

«Стремление выжать из всего прибыль омрачает радость от общения с людьми»

Константин Курочкин, владелец ГК «ПРОМИС»

Владелец ГК «ПРОМИС» убедил ЧД в том, что лифт может гораздо больше, чем просто перевозить людей по этажам. Как минимум он может способствовать продажам квартир и доказывать, что бытие определяет сознание

Константин, считали, сколько лифтов установили за всю историю компании?

Давайте сейчас посчитаем… Мы устанавливаем примерно по 300 лифтов в год, с 2002 года в сумме уже больше трех тысяч. Лифты – забавная штука. Сначала куча железа размером с эту комнату, а потом – раз и поехало. Когда я думаю, что «ПРОМИС» установил уже тысячи таких конструкций… Сложно представить! Ведь мы начинали, когда лифты устанавливались на «релюшках», которые спиртом протирали. А сейчас это сплошная электроника.

Работаете вы с 2002 года, но собственный завод в России открыли в 2014-м?

Да, здесь мы начали производить лифты в 2014 году. На сегодняшний день производство лифтов марки Steimberg есть в Турции, Китае, России.

С кем вам работать комфортней – с турками или китайцами?

С китайцами проще, так как у них так же развито высотное строительство, как и у нас. А значит, опыт накоплен. Турки не знают, как лифт будет работать на 25 этажей, – это же другая интенсивность двигателя. С китайцами в этом смысле безопасней. К тому же им важно сохранить лицо, они отвечают за качество, а потом уже за продажи.

Российский завод производит все комплектующие?

Двери, лебедки, электронику и узлы безопасности мы ставим импортные. Здесь производим весь конструктив. У нас хорошее конструкторское бюро, которое позволяет делать то, чего не делают другие большие заводы. Свое производство хорошо еще тем, что мы можем подстроиться практически под любые габариты шахты, что позволяет удовлетворять разные потребности заказчиков.

А другие комплектующие не такие надежные?

На самом деле чем больше появляется комплектующих, тем шире наши возможности по проектированию. Как с автомобилями: раньше та же АВС стояла только у грандов, а сейчас на каждом втором новом авто. И все работает отлично.

Вы или Steimberg самостоятельно разрабатываете конструкции лифтов?

Мы приходим к заказчику, который, например, строит жилой комплекс из десяти многоэтажек. И специально для этих зданий проектируем лифтовые системы. Есть типовые решения – заказчик звонит на этапе проектирования дома, запрашивает наши чертежи. Нам останется только изготовить и установить лифты по этим чертежам. Это проще и дешевле. Но зачастую приходится выходить на тендер с другими производителями и конструировать лифты под те шахты, что уже есть.

Когда мы запускали собственное производство, главной проблемой была нехватка специалистов, технологов. Но хорошо, что есть конструкторы. Другое ограничение: пока мы не можем участвовать в госзаказах, поэтому будем получать аккредитацию. Проблем хватает. Однако производство позволяет нам заниматься разными проектами, в том числе тематическими.

Тематическими?

Под заказ мы делаем лифты с тематикой сказок, природы, с водной стеной и т.д., и т.п Для отделки кабины используем нержавеющую сталь, металлические модули с полимерным или твердым лакокрасочным покрытием.

Что чаще запрашивает заказчик?

Главное для клиента – цена и качество. И мы можем при «могилевских» ценах обеспечивать немецкое качество. Чтобы предложить хороший продукт, нужно создать полный цикл – разработка, производство, монтаж, сервис лифтов.

Мне нравится, когда заказчик подходит к делу скрупулезно. Сейчас мы устанавливаем лифт в офис, где на каждом этаже нужны свои двери, свои оттенки, оптимальные для того или иного освещения. Когда проект настолько детальный, мы через него тоже растем. Заказчики очень разные: одни – консерваторы, «кабина из нержавейки и все»! А есть креативщики – бабочки в кабинах, косяк гусей на потолке, целые пейзажи на полу…

Приятно слышать, что заказчиков интересует красота лифтов.

Да, при существующей конкуренции на строительном рынке все больше внимания уделяется деталям. Один заказчик рекламировал дом через лифты – через заботу о людях. Апарт-отель заказал отделку кабин в морском духе – яхты, залив. Эти новшества действительно позволяют привлекать покупателей.

Иногда встречаю мнения, что незачем красоту наводить – загадят, разобьют. А у меня совсем другая позиция. Я считаю, что красота исправляет. И практика доказывает это: чем красивей лифт, тем меньше его портят. У людей возникает желание охранять его как арт-объект. Бытие определяет сознание. Мне кажется, что вообще в кабинах надо делать полностью стеклянные или зеркальные стены, – тогда народ будет относиться к лифту, как к хрустальной комнате.


ГК «ПРОМИС» основана в 2002 году в Санкт-Петербурге. Более 1700 лифтов находится на техническом обслуживании у компании. Сервисные центры располагаются в разных районах города. Освобождение застрявших пассажиров осуществляется не позднее 30 минут с момента поступления заявки в аварийную службу. Запуск лифтов, вышедших из строя, производится круглосуточно. «ПРОМИС» является дилером Shanghai Mitsubishi Elevator Co. Ltd и Steimberg. В 2014 году начат выпуск лифтов марки Steimberg в Ленинградской области. На сегодняшний день в СПб и Ленинградской области смонтировано более 800 лифтов марки Steimberg на объектах ведущих строительных компаний: КВС, ЦДС, «Строительный трест», «Отделстрой», «Сетл Сити», ЛСР, «Петрострой» и других.


Что вами, как предпринимателем, движет?

Человека в здании должны впечатлять фасад, холл и лифты. Сколько помню – я всегда обращал внимание на лифты. И всегда искренне хотел, чтобы они были красивыми. Это желание и движет мною в предпринимательском развитии. Также мне нравится оптимизировать выполнение заказа, люблю творческий подход к делу. Обычно я предлагаю клиентам: давайте на первое время после сдачи дома сделаю вам простые лифтовые кабины, а потом, когда все жильцы с ремонтами разберутся, обошьем лифты красивыми панелями.

Жаль, что сейчас тендеры в основном закрытые. Ты не можешь общаться с директоратом, не можешь творить. Указана цена и все – это скучно.

Что позволяет Steimberg выигрывать тендеры у известных игроков рынка?

Прежде всего оптимизированная цена. До 2014 года строители вышли на определенный уровень и отказывались ставить китайские лифты. После введения санкций рынок продиктовал новые условия – нужно было качественно, но дешевле. Мы по цене выигрываем. За последние пять лет мы установили более 800 лифтов марки Steimberg – моделей из наиболее доступного ценового диапазона. Многие застройщики с нами уже работали – поэтому нам помогают репутация и доверие. Партнеры знают, что мы отвечаем за качество, что в рамках расширенного гарантийного срока при необходимости меняем комплектующие.

Какие модели лифтов у вас представлены?

В свое время мы делали ставку на Sh.Mitsubishi, но эти лифты оказались конструктивно не очень гибкими – не влезают в некоторые наши стандарты. А поскольку бренд мировой, крупный, ему трудно что-то изменить. Поэтому мы завели на рынок Steimberg, но от Sh.Mitsubishi не отказались. Также много монтируем лифтов других производителей.

Вводить новые бренды сложно, потому что и продавцам легче с привычными работать, и решения по ним принимаются проще и быстрей, и покупатель реагирует лучше. А с новым продуктом надо добиваться переговоров с первым лицом. Убеждать, заинтересовывать. Только владелец принимает решение: «Да, хочу попробовать Steimberg». Менеджер на себя такую ответственность не возьмет. Да еще жильцы могут противиться новому, сейчас же много инициативных групп.

Вы сказали, что некоторые решения, кроме вас, никто не предлагает. О чем речь?

Мы разрабатываем лифты под конкретные нужды застройщиков. Для одного сделали проходные лифты с межэтажной остановкой менее 0,5 м, что позволило уйти от пандусов и (или) инвалидных подъемников для лиц с ограниченными возможностями и детских колясок. Таким образом, застройщик сэкономил на инвалидном подъемнике. Сейчас наши конструкторы спроектировали лифт рюкзачного типа, что позволяет сделать второй выход из кабины на 90 градусов (налево или направо). Еще пример – лифт с минимальным приямком. Это все сложные технические решения.

Какой проект дался вам трудней всего?

Я горжусь тем, что мы сделали в Сочи к зимней Олимпиаде. На курорте Роза Хутор спроектировали и построили громадные пятитонные лифты для автомобилей. Оборудование, машины скорой помощи – все поднималось на этих лифтах. Заказ был трудным: сначала мы на эмоциях взялись, потом стало страшно – такая ответственность! Начались проблемы с таможней, опоздания.

Пришлось им объяснять: вы не меня тормозите, а всю страну. Когда построили, надо было найти механика, способного обслуживать конструкцию. В общем, после того как мы все сделали, я понял, что могу гордиться проектом.

Интересно, какие новинки нас ждут на рынке лифтов?

Сейчас немцы проектируют лифты на магнитах. Они будут передвигаться и вертикально, и горизонтально. Значит, и дома будут проектироваться по-новому. Еще интересная разработка – двухэтажные лифты с системой распределения потоков. Такие конструкции нужны в зданиях с большим людским трафиком. Уже не совсем новинка, но еще далеко не везде встретишь – скоростные лифты. Так, например, в Шанхайской башне установлены лифты Sh.Mitsubishi, передвигающиеся со скоростью 69 км/ч. Они же летают!

За время работы вы, вероятно, наблюдали взлеты и падения многих конкурентов. Что вашей компании позволяло развиваться лучше и успешнее, чем другим?

Конечно, мы сразу хотели стать лидерами. Для начала – в городе. И мы монтировали больше всех. Сотрудникам я всегда говорил: вы должны стать лучшими. Вы должны с гордостью говорить детям, что это вы делали лифты, в которых они ездят (и при этом не беспокоиться за безопасность детей). Потом у меня есть свои нормы в бизнесе, которых я придерживаюсь. Мне хочется распространить на рынке наши стандарты качества по монтажу. Компании это на руку, так как у нас много уникальных разработок, позволяющих поддерживать заданную высоту.

Каких ключевых правил вы придерживаетесь в работе с командой?

В команде мы друг друга понимаем. Основной принцип взаимодействия – доверие. Российский бизнес основан не на брендах, а на личностях. И поэтому от предпринимателей часто можно услышать, что сотрудники – это семья. У нас так же. Многих знаю уже больше двадцати пяти лет. Я на людей трачу нервы, силы и время. Они на меня и на наше дело тоже тратят свои нервы, силы и время. Чем дороже мне человек, тем больше я от него требую. Новеньким в этом смысле проще – с них спрос только по инструкции.

Расскажите о планах по развитию компании – как и куда дальше двигаться?

Российский рынок очень активен в стройке. Мы все видим, сколько возводится жилья. Поэтому продолжим концентрироваться на внутреннем рынке. Да и Европа для нас закрыта санкциями.

Второе – мы хотим получать госзаказы, для чего пройдем аккредитацию. Третье – будем модернизировать завод, менять станки, увеличивать мощности. Сейчас как раз идут переговоры по инвестициям. Четвертое – мы разрабатываем свое программное обеспечение, хотим, чтобы у нас была своя материнская плата. Это долгий, кропотливый труд.

А что в личных перспективах и мечтах? На гору подняться? С парашютом прыгнуть?

Драйва мне хватает на работе. Друзья зовут на охоту – всегда отвечаю, что мне в бизнесе адреналина достаточно.


Интервью: Тимофей Кареба
Фото: Александр Беляев, Дмитрий Андреев
Материал опубликован в журнале «Человек Дела» #9(27), ноябрь  2019


 

Заявка на персональные страницы