АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ

«Стремление выжать из всего прибыль омрачает радость от общения с людьми»

Флориан Капс

Основатель The Impossible Project, единственного производителя пленки для моментальных фотографий, – о том, как крах компании может стать основой успешного стартапа.

Я помню последний день Polaroid – 14 июля 2008 года: было солнечно, но в атмосфере витало какое-то отчаяние. Вот-вот должно было умереть одно из самых волнующих изобретений фотографии. В маленьком голландском городке Энсхеде закрывался последний в мире завод по производству пленки для моментальных снимков. Бульдозеры были заказаны на понедельник.
С детства я бежал в противоположном направлении. Отчасти поэтому моей реакцией на «цифровую революцию» стало решение основать аналоговую компанию
В тот же день меня представили Андре Босману, бывшему менеджеру по продукции Polaroid, ответственному за снос завода. Разговорившись, мы пришли к выводу, что сохранить жизнь волшебству не так уж невозможно. Помните знаменитую цитату основателя Polaroid Эдвина Лэнда: «Не беритесь за проект, пока он не станет важным манифестом и практически невозможным»? Мы решили начать The Impossible Project с выкупа завода.
Я всегда отказывался признать, что аналоговая фотография устарела, что это слишком дорого, слишком сложно, слишком громоздко по сравнению с «цифрой». Разве все эти диссидентские характеристики не являются уникальными особенностями, делающими ее незаменимой?

В цифровом мире, где вещи становятся все менее реальными, физические объекты заново обретают свое значение

В каком-то смысле The Impossible Project – лакомый кусочек для инвесторов, хотя бы в силу того, что мы единственные в мире, кто занимается производством пленки для камер Polaroid. Старых машин не осталось, новые невозможно построить – это было бы слишком дорого для нынешнего рынка.
Когда я искал сотрудников, то выбрал всего 10 экс-работников Polaroid. Они должны были изобрести новую формулу пленки для моментальных снимков, рецепт производства которой не менялся с 1972 года, найти решения для замены и обновления «проблемных» компонентов. Это было все равно, что печь пирог без муки и яиц. Почти невозможно.
Для меня The Impossible Project – это в первую очередь бизнес. Но еще – шанс написать новую главу в истории фотографии, сохранить разнообразие, живучесть и «осязаемость» аналогового креатива, обеспечить легендарным рабочим материалом художников и фотографов по всему миру.
Интервью Александр Мурашев
Заявка на персональные страницы