АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ

«Стремление выжать из всего прибыль омрачает радость от общения с людьми»

Джеймс Кэмерон

Один из самых успешных режиссеров планеты – о чтении фантастики, чувстве утраты и океане.

Меня всегда восхищает в кино что-то, чего я совсем не жду. Поэтому, когда я сам снимаю фильмы, стараюсь придумать что-то, чего никто не ожидает.

«Аватар» был сделан на основе тысяч образов и картин, которые я представлял, зарисовывал еще в школе и колледже. В 1970-х мама рассказала, что ей приснилась трехметровая голубая женщина, и я потом долго думал, как она может выглядеть.

В 9 лет я откопал на чердаке книжку о кубинском кризисе. Осознание того, что мир с такой легкостью может вступить в Третью мировую войну, ужаснуло меня и заинтересовало. Разве это не поразительно – упрямая склонность homo sapiens заигрывать со смертью?! Из этого и родился первый сценарий «Терминатора».

Сейчас я такой же, каким был в 9-10 лет – с этими своими желаниями собрать кучу людей вместе и сделать что-то грандиозное, будь то крепость или дом, или аэроплан. И мне кажется, сейчас я занят тем же. Я созываю ораву детей, которые помогают мне строить крепость. С той лишь разницей, что эта крепость стоит 100 миллионов долларов, а все дети – моего возраста.

Когда «Титаник» оказался феноменально успешным, все были в шоке. Он был фильмом №1 в Китае, во Франции, в Афганистане… Знаете, даже участники второй талибской войны делали себе прически, как у Леонардо в «Титанике»! Сработало то, что фильм глубоко задел общечеловеческий нерв – все на свете влюбляются, умирают, каждый в жизни наверняка переживал чувство утраты…

Я довольно рано осознал, что шансов стать космонавтом, живя в маленьком канадском городке Чиппава с населением в тысячу человек, мало. Но еще до того, как наша семья перебралась в Штаты, я понял, что могу стать ныряльщиком и плавать под водой, а в то время для меня это было равносильно полету на другую планету.

Пока шла работа над «Аватаром», всем казалось, что я умер. А я просто занимался тем, что мне было интересно. Побывал в шести глубоководных экспедициях, начал строить в Австралии аппарат для погружений, который по своим возможностям далеко обойдет все существующие батискафы. На нем можно будет опуститься даже в Марианскую впадину.

Понимаете, мне действительно очень нравятся океанические экспедиции. Очень-очень. И мне понадобилось лет восемь, чтобы меня в этом мире зауважали. Потому что там люди вообще не знают, что такое Голливуд.

Есть старая пословица: «Чем больше я работаю, тем удачливее становлюсь». Я думаю, что счастливый случай не такой уж важный фактор в долгосрочной перспективе.


По материалам свободной печати Данный материал вы можете найти в журнале Chief Time #3 за январь-февраль 2011 года


 

Заявка на персональные страницы