АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ

«Стремление выжать из всего прибыль омрачает радость от общения с людьми»

Роман Василенко

Предприниматель, меценат, глава жилищного кооператива федерального масштаба рассказал о том, как нужно подходить к благим делам, чтобы помощь действительно была помощью, а не способом «закрыть графу в бюджете»

Роман, ЧД в рамках своей работы пытается выяснить, что такое правильная благотворительность. И мы знаем, что вы подошли к этому вопросу очень избирательно. Интересно понять, как вы определяете настоящую благотворительность? А для начала скажите, в какой момент вы почувствовали потребность – взять и часть своих собственных средств пожертвовать на что-то важное, не относящееся к бизнесу?

Прежде всего, я человек верующий, поэтому ощутил потребность, как мне кажется, по велению Божьему. Я так чувствую. Кроме того, так сложились обстоятельства, что появился человек с просьбой о помощи, и я в попытках разобраться понял, что очень хочу помочь. Думаю, это закономерно: у тебя возникают возможность и желание, и под них как бы сами собой появляются кому и чем помочь. Раньше у меня не было каких-то особенных средств, чтобы заниматься благотворительностью. Но сегодня они есть, и я чувствую, что обязан, чувствую свой потенциал и потенциал компании. А что к этому подвигло – вопрос хороший. Бизнес, который я создал, жилищный кооператив – это социальный проект, это компания, которая реально помогает людям. Я слышу много отзывов, получаю благодарности. То есть, на себе ощутил, как это приятно. У нас состоялось много разговоров с коллегами, и мы сошлись во мнении, что раз уж занимаемся социальным проектом, помогаем молодежи, значит, можем помочь и детям. И вот кроме моей личной помощи, появляется помощь от нашей компании.

Когда именно это произошло?

Наверное, когда было уже куплено два десятка квартир членам жилищного кооператива «Бест Вей». Пошла обратная связь, мы видели слезы счастья, безграничную благодарность. Тогда я почувствовал, что нужен людям, что полезен. Ощутил ответственность за страну, за будущее. Когда в тебя верят – это усиливает мотивацию и стремление соответствовать.


Роман Василенко в 1990 году окончил Ярославское высшее военное училище, служил начальником финансовой службы в Ленинградской Военно-морской базе, офицер запаса ВМФ. Прошел бизнес-подготовку в семи странах мира, в том числе получил степень MBA во Франции, Австрии, Венгрии, Швейцарии и США. В Санкт-Петербургском государственном экономическом университете получил ученую степень кандидата экономических наук. Основал Международную бизнес-академию IBA. Создал и возглавил жилищный кооператив «Бест Вей». В 2016 году защитил степень доктора экономики. Является лауреатом государственных наград, общественных премий, в том числе «Человек года – 2015». Бизнес-тренер, практик, меценат, автор социальных программ и инновационных технологий ведения бизнеса. Женат, трое детей.


Большинство людей поступают иначе. При увеличении дохода они масштабируют бизнесы, открывают новые филиалы, инвестируют… Как же все-таки приходит понимание, что тратить можно иначе?

Если про деньги: чем больше их отдаешь, тем больше их возвращается. Я в этом жизненном правиле много раз убеждался. Но есть и другое: зачем инвестировать, если у тебя нет довольных клиентов? Мне же хочется, чтобы от моих дел люди были счастливы. Чем больше отдаешь, тем больше получаешь – это верно для всех направлений, не только в области финансов. Возвращается обязательно и совершенно неожиданным образом. Важно, что это было искреннее желание. Помогать приятно. У меня мурашки по коже бегут, когда подходит человек и искренне благодарит.

Что, с вашей точки зрения, можно назвать правильной благотворительностью?

Правильная благотворительность исходит не из желания продемонстрировать себя, а из желания помочь. Когда ты хочешь помочь, ты будешь заинтересован в конечном результате. То есть, настоящий благотворитель погружается в процесс помощи от начала и до конца. Можно заняться одним проектом, израсходовать огромные средства и помочь одному человеку. А можно спонсировать ученого или научную разработку и через это помочь гораздо большему числу людей.

Почему выбрали медицинскую клинику? Не детский дом, школу или еще какой-то другой объект?

Сыграло роль личное знакомство с главой медицинского центра. Я узнал человека, прочувствовал его и, как мне кажется, понял. Я доверяю Игорю, знаю, что он честен, корректен. Своими глазами я видел, как он работает, как содержит клинику, которую создал с отцом, это их детище. К ним едут пациенты со всей России. Это уникальное медицинское учреждение. Вложенные средства расходуются здесь эффективно. Есть конкретные детки, которые встали на ноги. Есть реальный эффект от нашей помощи. Когда я жертвую средства, я знаю, что они пойдут на детей, специалистов, оборудование, и никак иначе. Но адресная помощь – это только одно направление благотворительности. Есть еще одно, не менее важное, – поддержка научных исследований, изысканий на базе клиники. То есть, понимаете, я помогаю одновременно двум группам людей: поддерживаю научных специалистов клиники в их изысканиях, а внедренные разработки очень помогают деткам в реабилитации. Одна помощь превращается в две помощи. И мне очень приятно осознавать, что кто-то из наших российских медиков растет в своей области, появляются наши уникальные методики, которыми можно гордиться и другим передавать.


Жилищный кооператив Best Way зарегистрирован 29 мая 2014 года в Санкт-Петербурге. ЖК не ведет строительство жилых объектов, он предоставляет пайщикам средства на приобретение жилья. ЖК охватывает свыше 50 городов, открыто представительство в Казахстане. На момент интервью кооператив своим пайщикам приобрел около 100 квартир в разных регионах России.


Хороший расчет в подходе к нерасчетливому делу. Вы же, наверное, думали о разных вариантах для благотворительности. Но остановились на Петербурге, на «Доктрине».

Петербург – это Родина. Я счастлив, что так сошлось и я могу помогать замечательной клинике в Петербурге, в России. Я ленинградец, патриот, мне это важно. Самой клинике уже почти 30 лет. И Игорь не просто бизнесмен. Он продолжатель династии, семейных традиций. Вместе с отцом они создали дело. И какое великое дело! Они успешно развивают его, внедряют передовые технологии, заработали себе безупречное имя. Игоря приглашают на международные конференции в качестве почетного гостя, интересного спикера. То есть, он выступает со своими программами для европейцев и американцев. Уже они перенимают его опыт. Это эксклюзивный пример медицинского предпринимательства в России. Есть ли у нас в стране еще частные клиники с такой историей, с таким бэкграундом? Не удивлюсь, если детище Игоря окажется среди частных медучреждений старейшим или вообще единственным по стажу, по возможностям. Конечно же, я могу полностью доверять такому партнеру. Человек, который в этом вырос, который болеет своим делом, не будет пачкать свое имя.

Роман, вы сказали, что решение о благотворительности приняли совместно с коллегами. Расскажите немного о своей команде.

Да, команда меня полностью поддержала. Более того, у них родилась идея – создать общий благотворительный счет, разместить его реквизиты на нашем внутреннем сайте, чтобы каждый мог делать пожертвования. Это абсолютно анонимно – человек может внести столько, сколько пожелает, хоть 10 рублей, хоть тысячу. Идея была предложена на Совете директоров. Все проголосовали «за» единогласно. В этом году счет уже заработает. Контролировать его будет Совет, а я смогу давать рекомендации, куда направить средства.

У меня есть еще один пример успешного сотрудничества – с американским благотворительным фондом Mercy Corps. В нем состоит много известных в мире людей, например экс-президент Джимми Картер. Этой организации уже почти полвека. Это, пожалуй, самый уважаемый благотворительный фонд в мире. Меня в него пригласил Даг Вид, которого я знаю уже 20 лет, а довольно близко мы начали общаться три года назад. Я поддержал фонд и в итоге стал одним из его сопредседателей. В России я являюсь официальным представителем фонда и получил право проводить мероприятия от его имени. Это и почетно, и ответственно, и дает много возможностей для помощи разным категориям людей.

Что вы посоветуете предпринимателям, которые тоже хотят заниматься благотворительностью, но не знают, как лучше это делать?

Будьте добры, слушайте сердце. И обращайте свои бизнес-навыки на пользу делу: правильно выбирайте объект для пожертвований. Просчитывайте варианты. Благотворитель не может действовать слепо. Изучите партнеров, почувствуйте их. Изучите, как будут работать ваши средства, насколько эффективно их потратят, какого результата они помогут добиться – как в рамках проекта, так и в рамках страны. Просто отдать деньги под красивый лозунг – это ничего не значит. К благотворительности нужно подходить грамотно, тогда она действительно будет совершаться во благо.


Игорь Ефимов, главный врач медицинского неврологического центра «Доктрина»:

Познакомились мы с Романом случайно, наши жены вместе рожали. Постепенно знакомство стало близким и доверительным. Но я сразу же почувствовал помощь и поддержку. Роман со своим экономическим, управленческим опытом давал мне много дельных советов в части руководства клиникой. Я ему рассказывал что-то из медицинской области. И ему всегда было интересно, что мы делаем первыми в России, что в нашей практике уникально даже для мира. Как-то пришел момент, когда он спросил: почему нельзя сделать это иначе, быстрее? Я ответил, что медицина – низкорентабельный бизнес, пока на это нет денег. Он тут же ответил, что готов выделить нужную сумму. Главным условием Романа всегда было – выбирать проекты, где помощь эффективна. Меня это восхищает: он не из тех, кто просто отдает деньги, закрывая статью «благотворительность», но ему важно, как и на что они идут.

Основная специализация нашей клиники – нарушение речи, поведения и двигательной функции. Это аутизм, синдром дефицита внимания, задержка речевого, психического, моторного развития, детский церебральный паралич и так далее. И здесь вот что интересно. На Западе хорошо умеют обосновывать социальные проекты. Например, берется человек за разработку метода коррекции синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и делает экономическую выкладку: мне нужно 17 тысяч долларов, на них я смогу разработать средство, которое на 10% уменьшит проявление заболевания. Это значит, что можно помочь, например, 70% людей с СДВГ, а это уже такая-то выгода для государства. Мне нравится, что социальная значимость может быть столь очевидной экономически. Роман рассуждает именно так. Если можно придумать средство, которое поможет сотням тысяч людей, скажем, даже новый протокол ведения пациентов, то это впоследствии приведет к синергетическому эффекту. Страна, общество, мы все сможем жить еще лучше. Здоровый эгоизм – помогая другим, ты улучшаешь свое будущее.


Интервью: Тимофей Кареба
Фото: Юрий Цой
Материал опубликован в журнале «Человек Дела» №5, август 2016


Заявка на персональные страницы