АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ

«Стремление выжать из всего прибыль омрачает радость от общения с людьми»

Icona стиля

Сэмюэль Шуффар – французский дизайнер, переосмысливший образ спортивного купе на территории Италии и Китая. 
«Красавица и чудовище сливаются воедино». С этих слов обычно начинается презентация ярко-красного купе Icona Vulcano. Не старайтесь вспомнить, где вы могли видеть этот автомобиль. Творение французского дизайнера Сэмюэля Шуффара появилось настолько недавно, что его запомнили лишь посетители последнего автосалона в Шанхае и европейских выставок экзотических автомобилей.
Шуффар успел поработать в крупных брендах вроде Nissan или альянсе Jaguar-Land Rover, но только работа в легендарном итальянском ателье Bertone навела его на мысли о собственной студии.
Icona – смесь итальянских ремесленных традиций и футуристических технологий Шанхая. В Азии у компании находится штаб-квартира и дизайнерская студия, в Туринской провинции – основное производство в виде старейшей кароццерии Cecomp. «Иконе» повезло больше других частных автомобильных производителей – помимо кузова для единственной в мире Vulcano, на итальянском заводе уже больше полувека создают детали для многих мировых автомобильных производителей. Так что за финансовую составляющую дизайнерам и инженерам можно не волноваться.

Icona – смесь итальянских ремесленных традиций и футуристических технологий Шанхая

«В 10 лет я постоянно рисовал машины, – рассказывает Шуффар в прозрачном и воздушном помещении своей дизайнерской студии в Шанхае, где он проводит большую часть времени, – и никогда не был доволен тем, что получалось. Стоило мне нарисовать что-нибудь, как я представлял Ferrari GTO или Daytona и думал – получится ли у меня поставить свой автомобиль рядом с ними? Так ты начинаешь задавать вопросы: почему этот автомобиль настолько красив и способен ли я сделать его лучше».

В 13 лет Шуффар склеил из подручных средств свою версию Jaguar Mark II – с нетрадиционными для британской фирмы четырьмя фарами. Много лет спустя, уже работая в Jaguar, он создаст знаменитый «четырехглазый» Mark II. «Мой первый по-настоящему серьезный автомобильный опыт случился в 1999 году в компании Renault. С инженерной точки зрения внутри фирмы все оказалось в порядке, но было очевидно, что нужно что-то менять, – и дизайн был единственным способом это сделать. Это стало самым лучшим временем для дизайнеров, потому что нам предоставлялась полная свобода действий. Есть кое-что забавное, что я запомнил на всю жизнь. Мой учитель однажды сказал мне: никогда не работай на бренд, который тебе нравится. На что я, естественно, возразил: как так? Я же люблю этот бренд, почему бы мне на него не работать? И он ответил: ты – дизайнер, ты должен менять мир. Если тебе все нравится, ты никогда не попытаешься что-то изменить. Прийти в место, где ты чувствуешь, что можешь что-то привнести, – это главная часть игры. Если ты всего лишь коммивояжер – тебе всегда будет проще продавать уже готовый продукт. И чем лучше продукт, тем легче твоя работа».
Концепт-кар Icona Vulcano – логичное продолжение модели Fuselage, первого опыта Сэмюэля Шуффара в создании собственных дизайнерских творений. «Идея концепт-кара Fuselage пришла ко мне, когда я впервые увидел Blackbird – самый быстрый в мире самолет. Линии и формы этого воздушного судна одновременно жесткие и мягкие: очень четкая геометрия фигуры, но при этом мягкие перепады линий. Тот же пример можно найти в архитектуре Захи Хадид. И мне кажется, что сегодняшняя архитектура вообще очень тесно переплетена с автомобилями».

В 13 лет Шуффар склеил из подручных средств свою версию Jaguar Mark II – с нетрадиционными для британской фирмы четырьмя фарами

На стремительно развивающийся азиатский рынок ориентируется большинство автомобильных компаний, но только Icona решили разместить там основной креативный центр. «В Шанхае много производителей, это очень большой рынок для нашего сектора, – говорит Шуффар, – все развивается даже быстрее, чем в Европе. Американские и европейские производители закупают тут детали. В Китае все организовано по-другому, потому что у каждого небольшого производителя есть свой дизайн-центр. Рынок требует от тебя сразу полного цикла развития в краткие сроки – от эскиза до готового к производству автомобиля. Мы способны предоставить им такой полный сервис».
Своими спонсорами – помимо производства деталей в Италии и частных инвесторов – Шуффар и сотрудники Icona называют команду дизайнеров, воодушевленно разбирающих пачки эскизов. Штаб-квартира Icona и правда настолько многолюдна и настолько наполнена обсуждениями идей, что кажется, будто речь идет не об одном автомобиле, а как минимум о целой модельной линейке. «Инвесторов было найти довольно просто, – говорит Шуффар. – Мы встретили много заинтересованных людей сразу после премьеры концепт-кара Fuselage на Парижском автосалоне. Тогда, видя реакцию посетителей на автомобиль, мы подумали, что должны сделать что-то настолько же значительное, но с ходовыми характеристиками и в ограниченной серии. Мы хотели найти автомобильных фанатиков, которым было бы интересно то же, что и нам».

Мы хотели найти автомобильных фанатиков, которым было бы интересно то же, что и нам

Каждый дизайнерский элемент кузова Vulcano – скрытый воздухозаборник, позволяющий охлаждать мотор и тормозную систему на высоких скоростях. Под капотом – революционное сочетание двигателя V12 и электромоторов суммарной мощностью 900 л.с., причем обещанный разгон до 100 км/ч составляет две с половиной секунды, а «максималка» – свыше 350 км/ч. Для работы над силовой установкой купе Шуффар рекрутировал легендарного инженера Ferrari Клаудио Ломбарди. Конечно, пока вся техническая часть остается на уровне прототипа, но создатели настроены крайне серьезно: в ближайших планах есть даже полностью электрическая версия, в случае если кто-то захочет сменить рев 12-цилиндрового движка на тишину электрического мотора.

Большинство линий и деталей просто немыслимы на автомобилях массового производства

Но главное в Icona Vulcano – это все-таки форма. Линии кузова настолько необычны, что лишь увлеченность французского дизайнера заставляет тебя поверить в реальность запуска Vulcano в ограниченное производство. «Пока у тебя есть страсть к проекту, ты можешь позволить себе вдохновляться мыслью: давай выпустим эту особенную вещь, только потому, что люди не видели ничего подобного раньше, – говорит Шуффар. – Посмотрите, например, на эти скульптурные линии дверей и острые линии кузова. Да большинство линий и деталей просто немыслимы на автомобилях массового производства! И это преимущество ограниченной серии. Если тебе нужно произвести только избранное количество автомобилей, ты можешь создать что-то по-настоящему уникальное».
Заявка на персональные страницы