АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ

«Стремление выжать из всего прибыль омрачает радость от общения с людьми»

Марк Захаров

Художественный руководитель и главный режиссер Московского театра имени Ленинского комсомола («Ленком») – о законах театральной этики, о мысли, способной преобразовать тело, и элементе подавления деградирующих звеньев.

Из истории известно: бунт на корабле возникает, когда его не подавляют в самом зародыше. К таким «подавлениям» я иногда специально готовился и даже принимал предварительно валидол, потому что – не зверь, хотя старался в отдельных случаях на него походить, чтобы хоть пахло зверем.

Разработать и реализовать идею иногда много легче, чем придумать. Счастливая идея – это почти половина дела. 

На каждом собрании коллектива я говорю об объективных законах театральной этики и – с совершенно искренней убежденностью – об актерском братстве, понимая, что и то, и другое – субстанции зыбкие. 

Нам, вероятно, удалось многое сделать по формированию относительно прочных этических норм, производственной прочности и по созданию некоторой видимости надежно работающей структурной системы. 

Иногда надо формулировать как-то эдак, так, чтобы уважали. У Ю.М. Лужкова я еще научился говорить «системное мышление», которое и вставляю щедрым образом где ни попадя.

Ресурс человеческого организма, сила и целенаправленность мысли, лежащей в основе молитвы, – мощная энергетическая величина. Мысль, не выраженная словами, в некоторых режимах человеческого существования несет осязаемую информацию. Мысль способна преобразовать тело. 

Изменилось отношение ко времени. Оно стало дороже. Мы перестали смеяться над формулой: «Время – деньги»

При всем моем, как мне представляется, внешнем миролюбии и даже задумчивой мягкости, у меня присутствует стойкий и агрессивно функционирующий в экстремальных ситуациях элемент подавления деградирующих звеньев. Если надо, я могу затаиться, как Сталин, и провести хорошо подготовленный персональный удар с последующим жестоким завершением начатого дела. 

Театр, как я уже не раз повторял, изначально соткан из противоречий (я имею в виду традиционный русский репертуарный театр). Главенствовать у нас должны театральное братство, обязательная коллегиальность (соборность) и одновременно единоличное художественное лидерство (диктатура).

Очень распространенное в жизни явление, когда сознание работает в одном режиме, подсознание – в другом. То есть ты понимаешь и хочешь одного, а делаешь почему-то другое. Не можешь противиться желанию, которое сам же мысленно не считаешь правильным. Думаю, половина преступлений на свете совершается именно благодаря этому несовпадению интересов интеллекта и чувства. 


ИСТОРИЯ


После окончательного приема на «Мосфильме» моего фильма «Обыкновенное чудо», где я был вынужден сделать досадные заплатки, меня искренне поздравили со сделанными заплатками и уже пожимали руки, когда один из тогдашних телевизионных руководителей, взяв меня под локоток, вывел из просмотрового зала в коридор для окончательного прощания. Там он сказал: – Как же я все-таки рад за ваше творчество! Причем искренне. Я было нацелился на обцеловывание, но поклонник моего таланта добавил: – Вот только фразочку у Андрея Миронова – «Стареет наш королек» – давайте уберем. Лично для меня, по-дружески. – Но ведь ее придумал не я, а сам Шварц! – подавил я спазм в горле. – По-дружески, – улыбнулся ласковый друг. – Просьба сугубо личная. Ну, в общем-то, и не совсем личная. За время съемок, как назло, Брежнев как раз постарел. С «корольком», плача и стеная, я расстался и потом даже смирился. Во-первых, потому, что вскоре собирался снимать «Того самого Мюнхгаузена» по пьесе Горина, а во-вторых, потому, что мой телевизионный друг, обладая известным обаянием и сочувствием, после долгих дискуссий, раздумий и мучительных сомнений всетаки оставил столь смущавшую всю редактуру «Мосфильма» песенку Миронова о бабочке, которая крылышками бяк-бякбяк-бяк и за которой рванул воробушек….


Материал подготовил Олег Горелов
Материал опубликован в журнале «Человек Дела» #7 (25), май-июнь 2019